Пантелеев Андрей Александрович

 

Фамилия Имя Отчество:

Пантелеев Андрей Александрович

Место работы (учебы):

НИЦ «Курчатовский институт»

Должность (курс обучения):

Руководитель лаборатории Биосовместимых матриксов и тканевой инженерии

Название доклада:

«Голая правда» о гене безволосости (hairless)

Анонс:

Исследования клеточных и молекулярных механизмов функционирования волосяного фолликула представляют значительный интерес не только с точки зрения фундаментальной науки, но также и с клинической и коммерческой стороны, поскольку многочисленные патологические (и не только) аспекты роста волос волнуют значительную часть человечества. Это неизбежно делает волосяной фолликул объектом пристального внимания быстро растущей армии трихологов и множества крупных и мелких фармакологических и косметологических компаний. Несмотря на этот интерес, активные исследования биологии волосяного фолликула в течение последних 30 лет пока не привели к решению проблемы самых распространённых его патологий – различных форм алопеции (выпадение волос), включая очаговую (alopecia areata) и андрогенетическую (облысение «мужского» типа). Оба этих состояния, несомненно, имеют генетическую природу, однако зависимость их патогенеза от множества внешних и внутренних факторов, как и их возможная полигенная природа, значительно затрудняют исследование этиологии алопеций. Именно поэтому идентификация в 1998 году человеческого аналога гена “hairless” (Hr) в лаборатории Анжелы Кристиано (Колумбийский университет) вызвала огромный интерес как научной общественности, так и средств массовой информации. Потеря функциональности этого гена у человека ведёт к полной потере волос при отсутствии каких бы то ни было других симптомов. Выявление функций этого гена, как и поиск методов контроля его активности, были расценены как путь к решению проблемы алопеций.
Исследования лаборатории А.А. Пантелеева в течение многих лет сосредоточены на механизмах поддержания гомеостаза кожных покровов и на выявлении роли димерных факторов транскрипции PAS (фактор, индуцируемый гипоксией HIF и диоксиновый рецептор AhR) как важнейших сенсорных и регуляторных компонентов системы обмена сигналами между кожными покровами и внешней средой. Как оказалось, безволосые мыши, несущие мутацию в гене hairless (линия HRS/J), обладают повышенной чувствительностью к токсическому действию диоксина и являются эффективной моделью для исследования кожных проявлений его действия. Эта уникальная особенность позволила нам не только исследовать механизмы токсического действия диоксина на кожу человека, но и инициировала активные исследования функций гена hr и фенотипа «безволосости» у мышей. Нами были выявлены паттерны экспрессии этого гена в волосяном фолликуле в процессе его циклической активности от роста к покою, а так же определены непосредственные причины выпадения волос у мышей HRS/J и молекулярно-клеточные механизмы этой патологии. Подавление активности гена hr ведёт к индукции апоптоза в специфических клеточных популяциях фолликула, что ведёт к нарушению взаимного расположения его слоёв и невозможности «заякоревания» стержня волоса в фолликуле в стадии покоя. Нами так же был идентифицирован целый ряд мутаций в гене hairless у человека, лабораторных мышей и приматов. При этом были выявлены патоморфологические особенности каждой из аллелей. Более того, специфическая патоморфология кожи безволосых животных и человека позволила нам разработать новую модель индукции роста нового волоса (стадии анагена) – так называемую гипотезу «предетерминации волосяного фолликула».
Таким образом, безволосые мыши, несущие мутации в гене hr, являются не только удобной моделью для исследования кожного канцерогенеза и фотодерматозов, но и уникальным инструментом для исследования нормальных функций волосяного фолликула.
Вместе с тем, фенотипические проявления этих мутаций не имеют ничего общего с распространёнными формами алопеций, а представляют собой совершенно новый (и очень редкий) клинический синдром – тотальную алопецию (alopecia totalis).

Биография:

Руководитель лаборатории Биосовместимых матриксов и тканевой инженерии Курчатовского комплекса НБИКС-природоподобных технологий НИЦ «Курчатовский институт».
Область исследований: механизмы регенерации тканей млекопитающих и человека; биология кожных покровов (механизмы контроля дифференцировки эпидермиса, барьерная функция, рост волоса и кинетика кожных стволовых клеток, старение кожи, заживление ран, ожогов и трофических язв); биоинженерия эпителиальных тканей.
Область особых интересов: влияние факторов среды (как специфической тканевой ниши, так и внешних стресс-факторов) на регенеративные способности и механизмы поддержания гомеостаза кожных покровов. Цель исследований – понять, как локальные и внешние факторы среды влияют на регенеративные процессы в коже, и научиться управлять этими процессами. В качестве ключевых факторов микросреды рассматриваются гипоксия (градиент кислорода) и клеточные взаимодействия с межклеточным матриксом (в том числе с искусственным). Зависимость клеточных функций от физико-химических и механических свойств искусственного матрикса используется для создания объемных тканевых эквивалентов на полимерной основе для регенеративной терапии и пластической хирургии.
Индекс Хирша – 30, цитирований (в индексируемых англоязычных журналах) – более 3000.
Образование: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, биологический факультет (1979). Кандидатская диссертация: «Кожная токсикология 2,3,7,8- тетрахлородибензо-p-диоксина» (Институт токсикологии, Санкт-Петербург).
Профессиональный опыт:
1979–1984: младший научный сотрудник Научного отдела Московского зоопарка.
1985–1994: научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, Москва.
1989–1991: работа в составе Совместного Российско-Вьетнамского Тропического центра (Хошимин, Вьетнам) – исследование кожных эффектов действия диоксина.
1994–1995: научный сотрудник в отделе дерматологии Вирховской клиники, Свободный университет, Берлин.
1996–1997: научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, Москва.
1998–2000: научный сотрудник отдела дерматологии Колумбийского университета, Нью-Йорк, США.
2001–2007: профессор отдела дерматологии Колумбийского университета, Нью-Йорк, США. Руководитель лаборатории.
2008–2012: ведущий исследователь и руководитель научной части группы по исследованию рака кожи в Медицинском колледже Университета Данди, Шотландия.
С 2013 года: начальник Лаборатории тканевой инженерии НБИКС-центра НИЦ «Курчатовский институт», Москва.
Награды: 1997 – премия фармацевтической компании Stiefel (Мюнхен, Германия) за вклад в изучение кожной токсикологии диоксина и молекулярных механизмов хлоракне. 1997 – стипендия им. Альберта Клигмана для участия в ежегодном съезде Американского общества исследовательской дерматологии (Вашингтон, США). 1998 – премия фармацевтической компании Hermal Corp. за лучшую презентацию на международном конгрессе Обществ исследовательской дерматологии Европы, США и Японии (Кельн, Германия). 1998 – премия за лучшую научную презентацию на Втором всемирном съезде по биологии волоса (Вашингтон, США). 1999 – научная стипендия им. Пола Джанссена от Дерматологического фонда (США) за вклад в развитие исследовательской дерматологии. 1999 – премия Японского общества исследования волоса за работу, представленную на Третьем всемирном съезде по биологии волоса (Токио, Япония). 2003, 2005 – исследовательские стипендии от Дерматологического фонда (США) за вклад в развитие знаний в области биологии и регенерации кожи.
Членство в научных обществах:
Society for Investigative Dermatology (USA).
European Society for Dermatological Research (EU).
European Hair Research Society (EU).
Русское общество исследования волос (вицепрезидент).
Членство в редакционных коллегиях журналов: Journal of Investigative Dermatology, USA (Associate Editor); импакт-фактор журнала – 6.37.